Открыть корзину
УГМК-Здоровье
Скачайте приложение
Бесплатно в
Скачать

В последние годы специалисты-эпидемиологи, педиатры отмечают рост заболеваемости коклюшем в России. Так, в 2018 г. заболеваемость коклюшем в РФ превысила прошлогодний показатель почти в 2 раза. Коклюш, на ряду с корью, показал стремительный рост заболеваемости, заняв одно из лидирующих мест по данному показателю среди всех инфекций, управляемых средствами вакцинопрофилактики2.

Выводы экспертов неутешительны: возбудитель коклюшной инфекции активно циркулирует в популяции, поэтому болеют не только дети до года, но также дошкольники и младшие школьники.3

Коклюш — острая воздушно-капельная бактериальная инфекция, проявляющаяся длительными и мучительными приступами спазматического кашля и интоксикацией4. Инфекция передается воздушно-капельным путем5. Если из 100 не привитых один человек заражен коклюшем, около 90 человек заболеют!5

Первый период заболевания длится 2 недели, по симптомам напоминает классическое ОРВИ с обильными выделениями из носа. Затем кашель усиливается и приобретает спазматический характер. Мучительные приступы кашля нередко провоцируют рвоту. Кашель может продолжаться более 3 месяцев.6

Наиболее высокая опасность может исходить от осложнений коклюшной инфекции, таких как пневмония, судороги, легочная гипертензия.6

Дети первого года жизни, у которых наблюдаются наиболее высокая заболеваемость и частота осложнений, остаются наиболее уязвимой группой.5 По данным экспертов, многие дети получают полный курс первичной вакцинации от коклюша несвоевременно. До получения вакцины, организм новорожденного не способен эффективно бороться с инфекцией, поэтому наибольшее количество летальных исходов наблюдается именно в этой возрастной группе.7 Основными источниками коклюшной инфекции для детей первого года жизни являются старшие братья/сестры, родители, дедушки и бабушки.8 Учитывая то, что для продления иммунитета против коклюша у взрослых рекомендованы возрастные ревакцинации, в мире используется, в том числе, стратегия «кокон-вакцинации», когда для того, чтобы в первую очередь защитить еще не привитого против коклюша ребенка, прививаются его близкие родственники.9

Более половины всех случаев коклюша в РФ регистрируется у детей в возрасте от 3 до 14 лет3. Причиной этого является снижение поствакцинального иммунитета после первичного курса вакцинации (в 3-4,5-6 мес. и первой ревакцинации в 18 мес.), что приводит к восстановлению восприимчивости к коклюшу, начиная с возраста 5-7 лет. Тесный контакт большого числа детей друг с другом в школьном коллективе, повышает риск распространения инфекций, передающихся воздушно-капельным путем в частности, гриппа, коклюша, кори и краснухи. С целью поддержания иммунитета против коклюша, детям старшего возраста, ранее полностью привитым, рекомендовано проводить возрастные ревакцинации в 6-7 и 14 лет.10  

Не забывайте о важности своевременного проведения вакцинаций и ревакцинаций, ведь уменьшение риска возникновения заболевания является важным условием для здорового развития Вашего ребенка.

 

  1. Таточенко В.К. Вопросы современной педиатрии. 2014;13(2):78-82. https://doi.org/10.15690/vsp.v13i2.975 ( по состоянию на 01.03.2019)
  2. Роспотребнадзор РФ. Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях за январь-октябрь 2018 г. URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/activities/statistical-materials/statictic_details.php?ELEMENT_ID=10897 (по состоянию на 14.01.2019)
  3. Миндлина А.Я., Полибин Р.В. Пульмонология 2016; 26 (5): 560–564
  4. Таточенко В.К., Озерецковский Н.А. Иммунопрофилактика-2018. Справочник, 13-е изд. М., 2018.
  5. World Health Organization. Weekly Epidemiol Rec 2015; 90:433-458. URL: http://www.who.int/wer/2015/wer9035.pdf (по состоянию на 02.07.2018)
  6. Cornia PB et al. JAMA 2010; 304:890-896
  7. Степенко А.В., Миндлина А.Я. Медицинский альманах 2017; 4(49): 83-86.
  8. Skoff TH et al. Pediatrics. 2015; 136:635-641.
  9. Иммунопрофилактика-2018: справочник, 13-е издание, расширенное / В.К. Таточенко, Н.А. Озерецковский. Москва: Боргес, 2018. С. 57.
  10. Михеева И.В., Салтыкова Т.С., Михеева М.А. Журнал инфектологии. 2018; 10(4):14-23.

SPRU.ADAC.19.03.0051